Форум » Оленеводство: перспективы развития и проблемы » Сквозь снега и метели пригнали пастухи оленей » Ответить

Сквозь снега и метели пригнали пастухи оленей

Вендрю: Вести из тундры http://www.mvestnik.ru/shwpgn.asp?pid=2013122412 Сквозь снега и метели пригнали пастухи оленей Автор фото: Лев Федосеев В сюжете 3 фото Декабрь озадачил сюрпризами. Сильнейшая вьюга длилась три дня кряду, мешая оленеводам СХПК «Тундра» гнать стадо с побережья. После небольшого затишья непогода вновь пошла в наступление. Казалось, этой снежной карусели не будет конца. В пургу, да еще в условиях полярной ночи, видимость в тундре никакая, возникла угроза разбивки стада на «куски» по сотне, две сотни голов. Поди собери их потом. Из-за погодных условий забойная кампания стартовала позже намеченного срока. Специалисты считают, что лучше, если «сбор урожая» начинается в конце ноября, когда олешки нагуляли максимальный вес. Дело в том, что летом животным не до жиру - их мучают мошка и овод, затем наступает время гона, в которое оленям тоже не до питания. А вот в благодатный остаток осени рогатые вовсю отъедаются и становятся особенно упитанными. Нынче благодаря мастерству опытных оленеводов стадо удалось сохранить и сквозь метели привести в Ловозеро. - У нас работают потомственные оленеводы, которые унаследовали секреты профессии еще от своих отцов и дедов, - рассказывает Виктор Старцев, руководитель СХПК «Тундра». - Например, Владимир Бочаров, возглавляющий бригаду номер девять. Это оленевод с уникальной зрительной памятью - он знает десятки, а может, даже больше сотни персональных клейм земляков из Ловозера и Краснощелья, легко отличает, кому принадлежит тот или другой олень. К тому же очень хорошо ориентируется в тундре. Конечно, это признак профпригодности любого пастуха, но Бочаров безошибочно ведет стадо во время самой слепой метели, удивительное ощущение тундры ему, видимо, передалось от предков. Виктор Старцев не скрывает, что гордится оленеводами «Тундры», рассказывает о бригадирах Владимире Хатанзее из восьмой и Иване Красавине из шестой бригады. Владимир Владимирович - член правления СХПК, он из славной оленеводческой династии, большой труженик. В селе с уважением отзываются об Иване Анатольевиче, помнят его легендарного деда, Максима Антоновича Захарова, во время войны служившего в оленетранспортном отряде и вывозившего с поля боя на санитарных оленьих упряжках раненых бойцов. Когда узнаешь про таких людей, невольно возникает вопрос - а кто дальше будет заниматься оленями? Не оборвется ли ниточка преемственности, учитывая ориентацию нынешней молодежи на более легкий хлеб в городах? К счастью, это не всегда так. Владимир Филиппов, начальник цеха оленеводства, занимается делом своих предков, всю жизнь в тундре, около оленей. Сын Алексей после института вернулся в село, послушался отца и нисколько не жалеет об этом. Сейчас он ветеринар в СХПК, обзавелся семьей. Молодой, образованный, закаленный и уверенный в себе мужчина. - Эти олени сейчас на карантине - наблюдаем их, обследуем, делаем анализы, - рассказывает Алексей про десяток красавцев в корале. - А потом заказчики увезут их в Москву и Карелию - кого в зоопарк, кого - в туристические центры и парки - детишек катать. - Эти дни год кормят, это итог работы сельхозпредприятия, - говорит о забойной кампании Юрий Канев, мастер цеха по переработке оленины. - Погодные условия наши оленеводы преодолели, теперь пришло время нам как следует потрудиться, чтобы предоставить к столам северян и потребителей из других регионов высококачественную продукцию из экологически чистой оленины. В прошлом году за сезон переработали около четырех с половиной тысяч туш, нынешний темп - на уровне 80 в смену. Полуфабрикаты, мясо в тушах охлажденное и замороженное плюс варено-копченые изделия - такова продукция СХПК «Тундры». Как рассказал Юрий Дмитриевич, среди потребителей и обычные покупатели, и рестораторы из Мурманской области и Санкт-Петербурга. Работа в разделочном цеху идет слаженно, вокруг чистота, сотрудники в спецодежде и перчатках. Нам показывают полоски «ленивой» мышцы - это настоящее лакомство для гурманов. Как говорят специалисты, такой продукт в основном приобретают дорогие рестораны. Оно и понятно, что не для семейной жарехи этот деликатес - кило «ленивой» стоит 1200 рублей. В цехе, где оленина варится и коптится, работают всего несколько человек - все этапы производства выверены, конвейер действует споро и без сбоев. В небольшом магазинчике СХПК, который располагается по соседству с производственными цехами, настоящее гастрономическое изобилие. В покупателях нет недостатка: селяне на саночках увозят купленные здесь по приемлемой цене туши, приезжий люд не скупится и на самую дорогую продукцию - языки, разнообразные копчености. Дорога за мясными деликатесами проторена и хорошо известна ценителям здоровой пищи. Ведь оленина - диетический продукт. Олешки питаются натуральным кормом - ягелем, бегают по вольной тундре. В их мясе нет ни антибиотиков, ни чуждых гормонов, ни консервантов из корма. Кстати, резонно задаться вопросом - а как насчет радиационной безопасности? В наше время, увы, приходится волноваться и на этот счет. - В этих документах - ответы на ваши вопросы, - говорит Виктор Старцев, показывая результаты исследований. - Помимо микробиологических анализов продукция СХПК «Тундра» регулярно проверяется на наличие токсических элементов, в том числе на радиацию - в частности, цезий и стронций. Держу в руках протокол Мурманской областной ветлаборатории: в мясе показатель цезия-137 при норме в 200 единиц составляет всего 2,72. А по стронцию-90 не обнаружено даже следов. Кстати, с большим удивлением узнаю, что в ветлаборатории исследуют даже ягель, тундровые образцы которого в обязательном порядке сдают оленеводы. Результаты не вызывают сомнений - наша заполярная продукция чистейшая. - У СХПК «Тундра», наверное, должны быть прекрасные перспективы? - допытываюсь у руководителя. - Все не так просто. С одной стороны, за оленеводством будущее: оленям не нужна крыша над головой, не нужно запасать корм. С другой - у нас достаточно проблем: это и хищения поголовья, то есть браконьерство; ущерб от хищников - росомах, волков, медведей. Дикие туристы бороздят тундру квадроциклами и вездеходами, нанося вред кормовой базе стада. Кроме того, экономику предприятия отягощает наличие коровьего поголовья. Сегодня его численность составляет 330 голов: 175 - дойные коровы, остальные - яловые и молодняк. Это крайне нерентабельная составляющая СХПК: дорогие корма, недешевое содержание буренок. Словом, проблем хватает. Кстати, не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что к бывшему совхозу время от времени тянутся другие «хищники» - в образе различных структур или падких на легкую добычу конкурентов. Например, памятно не столь давнее и вроде бы благое, на первый взгляд, намерение, а именно - попытка навязать «Тундре» посредника по забою и разделке туш. Тогда этот номер не прошел, но ухо оленеводам нужно держать востро. Таких «помощников» на пушечный выстрел нельзя подпускать: глазом не моргнешь, как все хозяйство оттяпают. Хорошо, что оленеводы розовые очки не носят и в сказки про добрую лису или росомаху-альтруистку не верят. Татьяна ПОПОВИЧ, Ловозеро. Опубликовано: «Мурманский вестник» от 24.12.2013

Ответов - 0



полная версия страницы